Buttons

пятница, 29 июля 2016 г.

Carduelis

Недавно с одним приятелем разразился спор по поводу ценности полотен. Он утверждал, что по сути, не так важно, оригинал это или подделка, если тебе нравится сюжет, то можно спокойно обойтись и сносной репликой или репродукцией. Но я-то знаю, почему это неверно.


В картинной галерее мне нравится больше всего подходить к полотну и рассматривать все мазки и слои краски. Издалека картина выглядит по одному, но по мере приближения ты видишь, что всё совсем иначе. Что цвет охры не чистый: это поочерёдное наложение сиенны и неаполитанской желтой. И что подвижная, будто дышащая листва на деревьях – всего лишь сгустки масла. Но как ловко уложенные! Я подхожу и разглядываю поверхность картины сперва с одного края, потом – с другого. Со стороны это выглядит так странно: я будто выискиваю оброненную сережку. А еще очень зависит от освещения: если сильно бьет солнечный свет, то целиком картину сложно рассмотреть такой, какая она есть. Но вот по кусочкам, вблизи – очень даже.


Я не верю в «большое видится на расстоянии». Большое видится в самой непосредственной близи. И это касается не только картин. Даже – не столько картин. Мне иногда действительно хочется, чтобы люди, которые восхищали меня, оставались вот все на той же восхищающей дистанции. Не хочется приближаться к ним, узнавая, сколько всего кроется за этим поверхностным. Но приближаешься, потому что хочется раскрыть все секреты, прикоснуться к этой тайне. И получается как в мифе об Амуре и Психее: не будь так любопытна, дева!


Приближаясь, начинаешь отличать оригинал от подделки. Особенно – если был шанс хотя бы на мгновение остановиться перед шедевром. Словно откуда-то изнутри идет отклик: «не то». Или «Да, оно самое».  С людьми точно так же. Не всегда, конечно, я подходила к этому процессу с философией созерцания. Чаще – просто потому что так получалось. Так хотелось и строилось. И, приближаясь, становились видны все трещины и мазки кистью, слои лака и след от растворителя. Вот здесь художник слишком долго выбирал цвет и несколько раз замывал варианты пигмента. А тут – четкие очерченные линии, рука двигалась уверенно, как будто ее вело провидение.


Истинная красота заставляет совершать Поступки. Об этом книга "Щегол" Донны Тартт, например. Ради настоящего мы готовы идти на подвиг. Менять себя и свой мир, не бояться неизвестного. Потому что кажется, что настоящее выведет на нужную дорожку в конце концов.
Истинная красота согревает. Она указывает путь. Это секрет, который хочется хранить в душе и знать, что где-то эта красота есть. И, господи, как же хочется обладать этой истиной, пока блуждаешь во мраке собственного мира. Она ждет тебя и поддерживает, принимает всю суть тебя, потому что все мы одним миром мазаны.


И самое главное. Эта красота - она только для тебя. Ты видишь в ней то, чего не видит никто больше. Или она показывает тебе то, чего не показывает остальным. И еще главное - ты просто видишь в ней себя. Таким, какой ты есть, со всеми своими тревогами и надеждами, мечтами и кошмарами.


Потому что шедевр - ты сам. И только тебе решать, оставаться таким, или  становиться репродукцией. 
G.

Комментариев нет:

Отправить комментарий