Buttons

пятница, 26 февраля 2016 г.

It's Time to Run

Вот, за что я люблю Айн Рэнд всем сердцем. За честность. Если б мы разговаривали в реальной жизни репликами ее героев, давно были б все повальными одиночками: с такими правдорубами никто не смог бы сосуществовать. Но в книге легче и проще. Никто не видит твоего лица, когда ты читаешь что-то до глубины естества затрагивающее. Никто не знает, какие в истинности камни на душе это начинает ворочать.


Во втором томе "Атланта" профессор Стадлер говорит: "Мисс Таггарт, знаете ли вы отличительную черту посредственности? Негодование из-за успеха другого. Эти обидчивые бездари трясутся над тем, как бы их кто не обскакал. Они и понятия не имеют, какое одиночество появляется, когда достигаешь вершины"


Я не без грешка. В том году, примерно в это же время, меня захлестывала лавина гордыни и жалости к себе. Одномоментно два сверх-разрушительных чувства. Сейчас я смело оглядываюсь назад и понимаю, откуда ноги росли, и что нужно было иначе называть это явление. И иначе о нем говорить. Иначе к нему относиться. Но та лавина миновала (вроде даже без жертв). Теперь грядет новая. Совершенного иного свойства и качества, и мне кажется, она вот как раз из тех, что появляются, когда взбираешься наверх по отвесному склону. У меня есть среди читателей скалолазы? Как там бывает? Мне видится, что так.


Если вы еще не знаете (а я об этом щедро пишу во всех соцсетях), у меня болит горло, и мне себя очень жаль  и у меня вдруг появилось время на подумать. Скорость каждого дня и его интенсивность все быстрее, и от этого становится откровенно лучше. Вот та посредственность из меня выходит. В вас ее нет, скажете? И отлично, крупно повезло. Во мне вот есть. Это моя горгона, с которой боролась я долгими днями, а потом забыла о ней. И она сама отмерла.
Другой мой любимый автор, Харуки Мураками, как-то описал очень точно жизнь персонажа парой слов: "Она жила вполовину себя". Это было в 1м томе 1Q84, кажется. И вот эта фраза - еще одна яркая характеристика меня. Вас нет? Ну и славно. Поделитесь секретом потом, как удается.


Новая волна, новая лавина, которая скидывает всё лишнее. Например, это жгучее чувство конкуренции со всем миром. Я не сторонница фрейдисткого подхода, поэтому свалить на воспитание не могу. Зато могу привести пример из детства. Не считается же?)
У меня была одноклассница в первой школе (я сменила не одну. прим.авт.), с которой нам было по пути домой и мы дружили и ходили друг к другу в гости даже. Но у нас была не дружба. У нас была постоянная битва интеллектов, подзуживаемая учителями и родителями. Наши детские игры постепенно превратились в "А ты знаешь, что..." и дальше шло что-то про виды рыб Амазонки и состав космической пыли. Это было начало. Дальше - больше. В каждом новом человеке рядом я видела возможного конкурента. А с конкурентами держи ухо востро и нос по ветру. Можно представить, до какого нервного истощения я довела себя к концу первого курса?


Это впитано с кровью: "а как там у других?". "Как бы кто чего не сказал". Но когда время проносится, когда дела и задачи сменяют друг друга, такая мелочь - чужие слова. Чужие мысли обо мне, чужие поступки и достижения. Это происходит где-то в параллельной вселенной, пока я нахожусь здесь, на этой отвесной скале в ожидании конца лавины.

И самое главное. Я знаю, что когда она пройдет - когда, интересно? - станет легче. Во всех смыслах. Просто единственный, с кем можно соревноваться - с собой вчерашним. И только ради завтра. 
G.



Комментариев нет:

Отправить комментарий